Своей жизни мастер
suum cuique
. . . . . . . . .

Солдат и бабка

Солдат и бабка

Шел солдат со службы, идет через деревню, как бы, думает, еды перехватить, а то живот свело и настроения нет.

Заходит в одну избу, а там бабка жила, жадная была, да что солдату - он и не таких видал.

- Здорово, бабка, - говорит.

- Здравствуй, служивый. Откуда попадаешь?

- С войны, бабка, с войны.

- Долго воевал-то?

- Долго, бабка, долго. Двадцать пять лет. И еще бы воевал, да ружье потерял.

- Что ж теперь делать?

- Да что? Вон ухват у тебя стоит. Коли дашь, с ухватом пойду.

- Жалко, да уж ладно, бери.

Взял солдатик ухват, повертел и говорит:

- А патроны, бабка, где?

- Какие патроны-то?

- Что ж, ты патронов не знаешь?! Вон у тебя в печи целый чугун стоит.

А в печи чугун с картошкой стоял. Солдат выдернул ухватом, на стол поставил.

- Патроны есть, - говорит, - теперь смазать надо ружье-то. Нет ли, бабка, масла у тебя.

Бабке жалко масла давать.

- Нету, - говорит, - никакого масла.

- Ну нет, и не надо. Кашей смажем.

А в печи еще горшок с кашей стоял. Солдат выдернул, на стол поставил да себя по лбу хлопнул.

- Патроны есть, смазка есть, а про пыжи-то забыли.

Неси, бабка, хлеба с солью, пыжей наделаем.

Принесла бабка ковригу хлеба, солонку поставила.

Солдат за стол полез.

- Ну, бабка, - говорит, - теперь я в засаду сяду, а ты в дозор иди. Да не на крыльцо, на крышу заберись. Как увидишь неприятеля, кричи в трубу.

Да не "Караул!" кричи. Кричи: "Хороша ли, солдатик, каша?" - чтоб не поняли. А как пойдут поближе, ты опять кричи. Да не "Спасите!" кричи, а "Какова картошечка, солдатик?" - Я и смекну, что неприятель близко. Ну а когда к избе подойдут, тут уж во все горло кричи, да не "Погибаю!" кричи, а "Захаживай", солдатик, захаживай!" Поняла меня?

- Поняла, поняла. Страсти-то какие!

Полезла бабка на крышу, а солдат за стол засел, ложку достал.

Сидит бабка на крыше, смотрит из-под руки: где там неприятель? Тут в дали стадо коров показалось. Перепугалась бабка, кричит в трубу:

- Хороша ли каша-то, солдатик?

- Ой хороша, - говорит солдат. - Молодец, бабка!

Умял кашу, на картошку навалился.

А коровы ближе подошли. Бабка и видит, что коровы, да кто их знает?

- Какова картошечка, солдатик? - блажит в трубу.

- И картошечка хороша. Спасибо, бабка.

Умял и картошку, и хлеб прибрал, пошел на улицу, а коровы уж возле избы проходят. Бабка едва живая от страху, да надо кричать.

- Захаживай, солдатик, - кричит в трубу. - Захаживай, родной!

- Ладно, бабка, - говорит солдат. - Будет случай, зайду, как не зайти.

Ушел солдат, прошли коровы, а бабка все на крыше сидит, трубу обнявши. До вечера сидела, пока соседи не сняли.


Реклама на сайте | Карта сайта | О сайте