Своей жизни мастер
suum cuique
. . . . . . . . .

Сапоги

Сапоги

Шел мужик Наум по дороге. Видит: сапог лежит. Подобрал, идет дальше: опять сапог. Посмотрел Наум и чуть не запел от радости: до того хороши сапоги. Посмотрел еще раз - и чуть не заплакал: оба сапога на левую ногу оказались. Идет, охает - до того жалко.

Пришел домой, сел на лавку, сапоги перед собой поставил: одним глазом любуется, другим слезу точит. Лег наконец спать, а уснуть не может. Так до утра промаялся, утром встал, к лекарю побежал.

- Сделай, - говорит, - так, чтобы у меня две левых ноги было.

- Зачем это?

- Да вот так и так.

Рассказал Наум, в чем дело, лекарь и говорит:

- Иди к мяснику, он тебе мигом две левых ноги сделает. Утром поставил на окно

Побежал Наум к мяснику, рассказал задачу, согласился мясник.

- Ставь, - говорит, - ногу на чурбак.

Поставил Наум правую ногу на чурбак, мясник махнул топором, отхватил Науму пальцы наискосок, а заодно и левую ногу подравнял.

Наум и пошел на двух левых ногах. домой, обулся в сапоги - то-то хорошо! Рад Наум, ходит, гордый, скрипит сапогами , красуется. Народ смеется, а Науму кажется, что завидует. День походит, спать надо ложиться, а Науму жалко сапоги снимать. Подумал-подумал, да и лег спать в сапогах. Спит, радуется, себя во сне видит, и тоже в сапогах.

Два года проходил Наум в сапогах, ни разу не снял

Как-то идет по дороге, видит: сапог лежит. Подобрал, идет дальше: опять сапог. Посмотрел - и чуть не запел от радости: сапоги-то краше прежних, так и смеются, так и играют в ха. Посмотрел еще раз - и чуть не заплакал: оба сапога на правую ногу оказались. Идет, охает - до того жалко. Пришел, старые сапоги выкинул, новые перед собой поставил. Сидит, одним глазом любуется, другим слезу точит. Лег наконец спать, а уснуть не может. Всю ночь промаялся, утром к мяснику побежал.

- Сделай, братец, мне две правых ноги.

- Становись на чурбак.

Встал Наум на чурбак, мясник махнул топором два раза. Наум и пошел довольный, на двух правых ногах.

Пришел домой, обулся - то-то загляденье! Ходит, гордый, скрипит сапогами, красуется. Народ от смеха помирает, а Науму кажется, что от зависти.

Два года проходил Наум в сапогах, ни разу не снял. Как-то идет по дороге, смотрит: сапог лежит. Подобрал, идет дальше: опять сапог. Посмотрел и прямо запел - сапоги-то краше прежних, просто сказка, а не сапоги. Посмотрел еще раз - и заплакал: оба сапога на левую ногу, оказались. Идет, хуже

ребенка плачет - до того жалко. Пришел домой, старые сапоги выкинул, новые перед собой поставил - хотел полюбоваться, да слезы не дают. Всю ночь перед сапогами просидел, утром поставил на окно - пусть люди смотрят да завидуют, - а сам к мяснику побежал.

- Сделай, братец, мне две левые ноги.

- Становись на чурбак.

Встал Наум на чурбак, махнул мясник топором два раза. Наум и пошел довольный, на двух левых ногах.

Приходит а сапог-то нету, украли, пока ходил. Кинулся Наум искать, да где найдешь? Так и пропали сапоги у Наума. Идет он босиком по дороге, жалеет сапоги, вдруг видит: лежат две кожаные рукавицы. Примерил как раз по культяпкам пришлось, Наум и пошел домой в рукавицах.

Да так и ходит теперь: и на руках рукавицы, и на ногах рукавицы. Народ смеется, а Наум вздыхает - все украденные сапоги жалеет.


Реклама на сайте | Карта сайта | О сайте