Своей жизни мастер
suum cuique
. . . . . . . . .

Дед Мороз и бедняк

Дед Мороз и бедняк

Ходил Дед Мороз по округе, нагонял на деревни холоду, из карманов рукавицы выдергивал. Как пройдет мимо кого, так сразу рукавицы на руках. Раз подошел к бедняку, хотел из кармана рукавицы выдернуть, а у того и нет.

- Что ж ты, мужичок, без рукавиц ходишь? - спрашивает.

- Да где ж их мне, бедняку, взять? - говорит мужик. - Нету, Мороз Иванович.

Жалко стало Деду Морозу бедняка.

- Возьми, - говорит, - хоть мои.

- Ну давай, коли даешь.

Взял бедняк Морозовы рукавицы, а Дед Мороз дальше говорит:

- Гляжу я, и армячишко у тебя худой. Насквозь, верно, продувает?

- Насквозь, Мороз Иванович, уж как есть насквозь. До самых косточек.

- Да и рубахи, кажись, нету?

- И рубахи нету, это так.

- Эх ты, бедолага. Возьми-ка мой тулуп, враз согреешься.

Сбросил бедняк свой армячишко, надел ледяной тулуп, а дед Мороз дальше подмечает.

- И штаны у тебя, братец, тоже хороши. Дыра на дыре.

- Правда твоя, Мороз Иванович. Дыра на дыре и дырой заткнуто. У бедняков уж так.

- Возьми мои, несчастливый. Жалко мне тебя.

Снял Дед Мороз с себя штаны, бедняку дает. Стал бедняк надевать, а Дед Мороз новую беду углядел.

- Да у тебя и валенки без подошв.

- И валенки, Мороз Иванович, без подошв. Потому что бедняк.

- Бери тогда и сапоги заодно.

Надел бедняк ледяные штаны, обул ледяные сапоги, говорит:

- Ну, спасибо тебе, мороз Иванович. Одел ты меня, обул ты меня, поклон тебе до земли.

Хотел бедняк поклониться Деду Морозу, да и не может: спина закоченела, шея не гнется, ноги что два полена стоят. Поглядел, а и Дед Мороз что-то плечики заподжимал, руки под мышки сует, нога об ногу колотит.

- Что-то мне, брат, холодно стало, - сказал Дед Мороз. - С чего бы это?

- Да и мне не тепло, - говорит бедняк. - Спина закоченела, шея не гнется, а ноги что два полена стоят.

- Надо поплясать, погреться.

Стали бедняк с Дедом Морозом приплясывать. Стоят, приплясывают, зубами кляцкают.

- Может, мне твою одежду напялить? - говорит Дед Мороз.

- Ну, напяль, попробуй.

Натянул Дед Мороз на себя бедняцкую одежду, стал снова приплясывать.

- Ну как? - спросил бедняк.- Теплее стало?

- Ничего не теплее. Совсем, дружок, замерзаю, уж и ноги не подпрыгивают.

- И я, Мороз Иванович, окоченел, не до пляски мне, как бы не окочуриться.

- А голове тепло, странное дело.

- И моей голове тепло.

Посмотрели бедняк с Дедом Морозом друг на друга:

ан шапки-то у них свои.

- Ну, дружок, - говорит Дед Мороз, - все понятно: надо скорей одеждой меняться.

- Правда твоя: надо меняться, а то вдрызг закоченеем.

Обменялись одеждой бедняк да Дед Мороз, бедняк и говорит:

- Ну, спасибо тебе, Мороз Иванович.

- За что благодаришь, несчастливый?

- Как не благодарить, Мороз Иванович: после твоего тулупа драный армячишко соболиной шубой кажется.

- А мне сейчас и тулуп, что твой армячишко, никак не согреюсь. Завтра куда пойду, три надену. Ну, бывай, мужичок, не горюй сильно-то.

- Бывай и ты, Мороз Иванович. Мне горевать некогда, жить надо.

Попрощались бедняк с Дедом Морозом и разошлись по разным сторонам.


Реклама на сайте | Карта сайта | О сайте