Своей жизни мастер
suum cuique
. . . . . . . . .

Ты спишь

Ночью он проснулся от ее слез.

- Ты спишь?

- Сплю.

- Не плачь. Почему ты плачешь?

- Вовсе я не плачу, это от радости, Володя. Все у нас в порядке.

- У тебя слезы.

- Что за чушь! Просто я тут подумала разное... Как мы с тобой учились жить и петь. И как было бы обидно не сдать экзамен, правда же?

- Мы бы бросили все и уехали на Шпицберген.

- Наверно. Спи.

И они замолчали. И стали спать.

- Ты спишь?

- Сплю.

- А помнишь того, в кепке, Носорога?

- А что? - подняла голову Ксения Эдуардовна.

- Я вчера ел в пельменной, а он рядом сел.

- И что?

- И застегнул мне пуговицу. И поцеловал в нос. И подарил мне... угадай - что?

- Зеленый самосвал?

- Угадала! - поднял голову Вовка. - Я не хотел тебе сразу показывать и оставил у дяди Арвида.

- Ладно, ладно. И что сказал?

- Сказал, что скоро к себе возьмет.

- Ну что значит - к себе! Без году неделя...

- Нельзя?

- А хотел бы, Вова?

- Мне он так нравится.

- Посмотрим. Его зовут Виктор Георгиевич. Спи.

- У него же лицо колючее.

- Может быть.

И они замолчали. И стали спать.

- Ты спишь?

- Сплю.

- А я в первом сне репку грыз. Купишь репку?

- Куплю.

Но в том году репка на Севере еще не продавалась. И вообще наш город был не таким, как сейчас, он был меньше. Где теперь стоит кинотеатр "Мурманск", были деревянные дома. еще не была построена высотная гостиница "Арктика", а площадь Пяти Углов еще не стала площадью Советской Конституции. Но зато Вовка Сеуруярви, и тети Зинин Мишка, и все мы, мурманские сверстники, уже умели мечтать о будущем. И взрослые спорили над нашими головами:

- Любопытно мне, девочки, вот мы их народили, а вот какая будет их жизнь?

- Какая, какая... Нас забудут, превратят все в базар.

- Уж это как судьба повернет.

- Смотря какими вырастут.

- Смотря какими вырастим!


Реклама на сайте | Карта сайта | О сайте